Блядская атомная война

Тихое болото, в котором кормились Жвания, Мартыненко, Яценюк, чекисты, налоговики и даже, не побоимся этого слова, просто всякие аферисты, всколыхнула волна, поднятая «соросятами». 

Оржель почувствовал себя таким большим начальником на третьем месяце беременности властью, что решил сменить хлебные места с зарплатами по миллиону в день. Чтобы подобраться к хитрожопому Коболеву, а также к не менее хитрожопому начальнику «Укрэнерго» Севе Ковальчуку (который там руководит еще со времен Саши Якуновича), нужно было потренироваться на кошках. 

Кошака выбрали достойного такой участи. Измученного нарзаном, бухлом, активистками профсоюзной, энергетической и пресс-деятельности главу «Энергоатома», который уже давно – года три-четыре точно, появляется на работе не понятно когда, и не понятно зачем. Такой себе атомный неуловимый Джо. Все работает и так без него, он на хуй никому не нужен, кроме Мартыненко и Яценюка, которые продолжают получать долю с атомного пирога. 

В общем, «соросята» думали, что раз ФБР с НАБУ гоняют Мартына, а американцам можно объяснить, что смена Недашковского с портретом Бандеры в офисе на другого атомщика или «соросенка» с портретом Сороса или Пинчука, не изменит любви к «Вестинхаузу» и его топливу.

Но просчитались. Они не поняли, что старый атомщик Недашковский настолько слился и спился с коллективом, что народ просто не представляет, как можно жить без его руководства, которое называется нихуянеделаньем. 

Каждый раз, когда Юру меняли пособники злочынных режимов – Тулуб, Деркач или Константинов, приходилось въебывать, строить блоки, в общем начинался не нужный для компании движ. 

А с Юрой просто кайф. Даже если он орет, то это ж чисто с бодуна. До первой рюмки. А первую рюмку он принимает рано. Поэтому орет недолго. Если завязывает пить, а такое тоже случалось за минувшие годы, то уходит в себя и особо никого не трогает. Не, ну как не трогает… 

Красиво рассказать презентацию для очередного лоха-министра-культуриста типа Насалика или директора Винницкого рынка Гройсмана, может блестяще. А вот с результатами деятельности компании – хреново. Ну, собственно говоря, никто о них и не спрашивает. Атомщиков, с одной стороны, не трогали, а с другой просто ебли тарифом «Роттердам плюс», поэтому все были довольны. 

Деньги уходят на тепловиков Ахметова, а на оставшиеся атомщики гуляют как получится. За Юру вступились профсоюзы в лице Лыча и Матова по двум причинам. 

Первая: всегда работали в сговоре с чекистами, которым менять кислотного Юру на нового, гордого, атомного пингвина – вообще не резон. Пока подберешься, пока договоришься – дохода нет. 

Вторая причина: Недашковский никогда не лез проверять профсоюзные деньги на предмет куда что спиздили. Так сказать, позволял народу жить. И жил сам. Поэтому очень долго не выходила постанова Кабмина об увольнении Недашковского, а затем не появлялось распоряжения о назначении исполняющим обязанности директора Ровенской АЭС Павлишина. 

Павлишин сел на шпагат. С одной стороны – министерские кричат: «езжай в Киев на собеседование». С другой – пьяный Недашковский орет в трубку: «я тебе, сука, поеду в Киев!». От таких горячих пирожков хозяйська дытынка Павлишин уехал в Швецию, прямо на завод «Вестингауз». Вот так и сделал: собрался и уехал. Чтобы, значит, переждать блядскую атомную войну под крылом стратегического партнера. 

В итоге получили цепную реакцию. Недашковский сидит, тужится, накапливая энергию и не выходит из кабинета. Даже, говорят, там спит по ночам. Чтобы, значит, не захватили. 

Павлишиным в Швеции овладевает «Вестинхауз». Или наоборот. 

А серый кардинал министерства топлива и энергетики, аферист-мажор Тынный водит по кабинетам на собеседования некоего персонажа по фамилии Вадим Украинский, который во времена «вышек Бойко» был смотрящим от Фирташа за «Энергоатомом» в качестве вице-президента. И что-то нам кажется: одним из вероятных молодых «гениев», способных понести тяжелый груз атомной ответственности, может стать Гриша Плачков.

Читайте также: